Читальный зал и книжный магазин

Михаил Бутчик: судьба русского офицера

 



 Фрагмент из книги Михаил Бутчик: судьба русского офицера.

Глава I

Юность

 

Мелькнуть песчинкой или оставить след.

 

В этом мире каждому предопределено пройти свой жизненный путь. На пути любого из нас поджидают трудности, печали, нечастые радости. Мы преодолеваем препятствия или сдаемся трудностям, верим или живем в неверии. С точки зрения человека, события его земной жизни важны, а с точки зрения вечности жизнь каждого из нас лишь малая песчинка в песочных часах истории: мелькнула и слилась с миллиардами других таких же жизней, исчезла в пучине времени. Миг между прошлым и будущим, - вот что есть наша жизнь. Человек стремится наполнить этот миг добрыми делами, ставит цели, большие и маленькие, достигает их или терпит поражение. И порой не его в том вина, ведь в жизнь каждого из нас властно вторгается окружающий мир определенный исторической эпохи. Сама история одних возносит на вершины власти, судьбы других крушит и дробит своими жерновами. В положенный срок человек уходит в мир иной, его дети, иногда еще внуки, помнят о нем, в последствии память о личности стирается, остается понятие предок. В истории остаются имена людей выдающихся, оставивших яркими деяниями след в истории. Но ведь любой маломальский заметный след в истории остается только в том случае, если с главными историческими персонажами соработничают тысячи других единомышленников, хотя их жизнь и труды проходят как бы на втором плане истории. И если историку удается потянуть за ниточку судьбы одного из деятелей этого второго плана, то изучение такой судьбы и станет настоящим изучением Истории. Той истории, которая не прикрашена современниками или потомками в угоду сиюминутным конъюнктурным соображениям. Жизнь - как правдивый учебник истории. Стоит только разглядеть ее след.

 

У могилы русского генерала.

Я стою у могилы русского генерала, похороненного за тысячу километров от Отечества, которому вся жизнь его была посвящена. Свой последний приют он нашел на прекрасной земле, окруженной теплым бирюзовым морем, согретой жарким солнцем. Здесь высятся православные храмы, и все же для генерала это была чужбина. Именно здесь, в пригороде кипрского города Лимассола он, Георгиевский кавалер, оказался беженцем. Здесь завершилась его бурная жизнь, в которой было многое. Были и горячие схватки с врагом на поле боя, и аналитические раздумья над мудрыми книгами, и секретные операции бойца невидимого фронта на просторах персидских... Чего только не было. Десять лет жизни было отдано отстаиванию российских интересов в противостоянии с Великобританией. И по иронии судьбы именно на британском военном кладбище он был похоронен в апреле 1922 года. Несколько лет я шла по следам этого человека. Словно пыталась догнать его, заглянуть в лицо. Хотя знала, что этого никогда не произойдет. Более ста лет разделяют нас, но шла я упорно по его следам, по пунктирной линии его судьбы. Я не могла иначе, он словно окликал меня, окликал из своего далека. Я многое узнала, что-то удалось реконструировать, о чем-то догадалась, чтобы представить себе, как прожил свои не слишком долгие 54 года русский офицер, генерал-лейтенант. Военный министр Михаил Бутчик. Удивительно, что никто из моих родных, коллег, знакомых, сотрудников ни разу не спросил: Зачем тебе все это?. Зачем писать десятки писем в разные адреса, архивы и библиотеки, зачем часами сидеть в Интернете, выискивая среди груды пустой информационной руды ценный камушек упоминание о моем герое, либо его сподвижниках. Напротив, в среде наших соотечественников, зарубежных коллег я встретила заинтересованный отклик, сопутствующий каждой моей публикации. Может быть, чувствуем мы себя без вины виноватыми перед белой гвардией, лебединой стаей, русским воинством, изгнанным из любимого Отечества. Дав присягу однажды, они не изменяли слову русского офицера. Они потеряли Родину, было ли что горше для человека их круга. Генерал-лейтенант Михаил Бутчик был одним из них. И пусть эта повесть не прожектор, освящающий неизвестные или забытые страницы истории, пусть станет она лампадой, зажженной в память о русских людях, потерявших Отчизну в годы кровавой смуты гражданской войны.
Исходной точкой моих исследований было: имя, фамилия, звание, и дата смерти апрель 1922 года ( из архива Британского военного кладбища в пригороде города Лимассола Полемидии на острове Кипр.)
.

 

 

 



 

Вернуться в начало