Читальный зал и книжный магазин

Паломничество на Кипр православный

 



 Паломничество на Кипр Православный.
 

Глава третья.

Горькая полынь-трава.

Монастырь св. Иоанна Златоуста в Кутсовендисе. День сегодняшний. Апсинтиотисса, обретенная в полыни. Кружева Белапаиса.

Целебный источник в Кутсовендисе.

Василий Григорович-Барский  шел  в монастырь святого Иоанна Златоуста*. Шел и молитвенно обращался к святому подвижнику, вселенскому учителю и одному из величайших отцов церкви. Сколько раз приходилось читать ему Толкование Иоанна Златоуста на Священное писание, а сегодня, даст Господь, побывает и в обители святого.  В размышлениях и воспоминаниях время в пути проходило  незаметно. И только, завидев стены монастыря Иоанна Златоуста, купола храма и верхушки красавцев-кипарисов, путник почувствовал, как устал, и как хочется ему пить. Зайдя на монастырское подворье, Василий  обрадовался, услышав журчанье ручья, который, сбегая с ближайшей горы, нес свою прохладную воду к монастырским стенам. Путник  утолил жажду, был приветливо встречен пожилыми насельниками, те, кто помоложе, были на послушаниях. Согласно традиции, Василий в сопровождении монахов сразу отправился в монастырскую церковь. Он с удивлением увидел, что церкви в монастыре две, и стоят они, тесно прижавшись друг к другу. Однако в одну церковь  монахи не советовали заходить, ибо была она настолько ветха, что могла вот-вот рухнуть, говоря словами нашего паломника едва не подвигнется к падению. Монахи служили в другой церкви, примыкающей к ветхому сооружению с западной стороны, и была она посвящена Святой Живоначальной Троице. После молебна Василий был принят игуменом, ему оказали радушие и гостеприимство, и пробыл наш паломник в монастыре четыре дня. За это время он успел не только подробно осмотреть обитель, но узнал от монахов об истории монастыря и сделал его аккуратный рисунок. История обители произвела на нашего паломника большое впечатление.  Монахи рассказали, что в старину на месте, где стоит монастырь, был дворец, в котором проживала дочь правителя Кипра. Девушка страдала  страшной болезнью, проказой. На теле несчастной  появлялись кровоточащие язвы, которые доставляли ей страшные мучения, особенно в жаркие дни. Правитель выстроил для дочери дворец за городом, где было попрохладнее. Однако страдания не утихали. И однажды во сне больной был голос свыше, который призвал ее подняться на гору и найти там родник, вода которого ее исцелит. Девушка исполнила повеление, разыскала родник, омыла в нем свои язвы и исцелилась. В благодарность правитель построил подле источника монастырь во славу Святой Живоначальной Троицы. Шли годы, по неизвестным причинам монастырь стал приходить в упадок, пока совсем не обезлюдел. И вот нашелся один христианин по имени Иоанн, который решил на свои средства восстановить обитель и посвятить ее своему небесному покровителю святому Иоанну Златоусту.  Но превратности в монастырской судьбе продолжались.  В 1571 году на остров напали турки. Вторжение было очень жестоким. Монахи, опасаясь за свою жизнь, бежали от притеснителей в горы, а захватчики ворвались в монастырь, крушили его, искали сокровища. Следы тех бесчинств агарян-христоненавистных нашему паломнику и показывать не надо было.  Взломанные драгоценные мраморные облицовки, казалось, вопиют о неслыханном варварстве. И аз своими очами видех и соболезновах,- написал он в своем дорожном дневнике.

 

Монастырь Иоанна Златоуста в 2012 году.

Спустя 276 лет мы идем тем же маршрутом, из Никосии в монастырь св. Иоанна Златоуста

Монастырь Иоанна Златоуста

 Когда на пустынной  дороге, ведущей к средневековому замку Буфавенто, показались светлые монастырские стены, меня охватило волнение. Казалось, чуть прибавлю шаг и нагоню своего героя, было ощущение вневременной сопричастности миру православия. Вспомнилось то,  что именно в стенах монастыря св. Иоанна Златоуста вершилось духовное становление великого подвижника кипрского народа святого Неофита-затворника, который в 12 в. был здесь насельником. Залюбовались мы и храмом, который так прекрасно вписывался в окружающий ландшафт, что в который раз подивилась я талантливым византийским храмостроителям. Как гармонично  умели они сочетать архитектуру и природу. Однако очень скоро время жестоко напомнило о себе. Приблизившись к монастырю, увидели мы, что постройки монастырского комплекса в полуразрушенном состоянии. Григорович-Барский запечатлел на своем рисунке две церкви,  в последствии купол одной из них рухнул, разрушены и другие монастырские строения. Среди руин сегодня  стоит одинокий храм. Окна выбиты, ветер гуляет по пустому его пространству,  всюду запустение и разруха. Зашли мы в церковное здание, не увидели ни фресок, ни икон. Позднее мы нашли Отчет эмиссара ЮНЕСКО Джекьюса Делибарда, в котором сообщается, что после агрессии в 1974 году иконы храма Иоанна Златоуста были турками украдены, фрески выломаны, раздроблены на куски и проданы нелегальным торговцам.

Такое вот грустное начало было у нашего паломничества по стопам Григоровича-Барского.  Впору было повторить за соотечественником: И аз своими очами видех и соболезновах. В уныние не давала впасть красота окружающей природы, ослепительная синева небес,  нежная прелесть зеленых холмов. Любуясь этой красотой, я думала, что не потерпит Господь такого безжалостного  поругания святыни. Когда-то здесь был построен храм Пресвятой Троицы, помолясь Отцу, и Сыну, и Святому Духу, молитвенно призвав помощь Иоанна Златоуста и святого Неофита, мы вновь отправились в путь, вслед нашему герою.

 

Апсинтиотисса.

Так назвали икону Божьей Матери неведомые нам киприоты, которые обрели ее в пещере в давно минувшие времена недалеко от двух деревень Сихары и Вуно. В годы иконоборчества много святых икон разными путями прибывало на Кипр православный, где гонения на иконы не получили поддержки у народа.  Но и здесь официальные власти преследовали иконопочитателей, поэтому  православные вынуждены были иконы скрывать, прятать их в труднодоступных местах, зарывать в землю, укрывать в пещерах. В малой пещере, кустом полынным заросшей  нашли однажды крестьяне чудесный  образ Богородицы и назвали ее Панагия Апсинтиотисса, что значит Богородица Полынковая. По молитвам у  обретенной иконы вершились чудеса, и множество исцелений происходило. В благодарность киприоты построили монастырь, где икона бережно хранилась. Наш паломник отправился в этот монастырь и через час пути уже стоял на его подворье. Там встретился ему один монах, который и был единственным насельником обители.

Следуя маршрутом нашего соотечественника, и мы нашли монастырский храм. В полуразрушенной церкви пустые стены свидетельствовали не только о том, что иконы и фрески были из храма похищены, (согласно сообщению Департамента античности, они были проданы турками  черным дилерам), но, что не укладывается в сознании совершенно, в храме после 1974 года была  устроена конюшня.  И вновь следы запустения, только дикая трава пробивается через камни руин, да турецкие флаги реют на ветру. Запах полынный был горек, и эта горечь  сопровождала нас на протяжении всего нашего паломничества на север острова.  С нами была книга Григоровича-Барского, в которой честно и мужественно было описано, как страдал кипрский народ под игом иноверцев, как была унижена на Кипре Мать Православная Церковь. Он писал то, что видел своими очами. А что видели мы? Храмы, превращенные в свалки, порушенные православные кладбища. И что ж, не писать об этом? Сделать вид, что все в порядке? Не живут, мол, на севере греки-киприоты, вот и приходят в ветхость христианские церкви.  Мы не могли принять такую точку зрения. Есть на севере Кипра музей варварства, там экспонируются материалы о преследовании турок-киприотов на юге во второй половине двадцатого века. Не ищите там материалов о попрании православных святынь на севере. Да и к  чему экспонаты, если многие уголки северного Кипра сами являют  зрелище заповедников вандализма. Однако мы, православные христиане, несокрушимо верим: Бог поругаем не бывает. При освящении каждого храма Господь приставляет к его алтарю Ангела-хранителя. Когда исполнятся сроки, зазвенят колокола и призовут они на молитву в восстановленные храмы севера. Но для этого нужны и наши молитвы, и наша работа. А вот наш соотечественник Григорович-Барский уже внес свой драгоценный вклад в это общее дело, ведь из его записей мы узнаем о том, какие святыни были на Кипре в XVIII веке, где они располагались, какова была их архитектура. При восстановлении святынь свидетельства Григровича-Барского окажутся, безусловно, весьма полезными.

 

Белапаис.

БелопаисМежду тем, наш отважный путешественник продолжал свое странствование и предстоял ему переход через горный кряж по крутой горной тропе, где даже дикие звери не ходят,  через зело высокие горы сухокаменные. Другого пути не было, только через горную вершину, название которой  было Архендруса.  Иеромонах из монастыря Божьей Матери Полынковой взялся сопроводить брата по вере через этот трудный переход. С благодарностью об этом написал Василий, добавив, что самостоятельно вряд ли он справился бы с этой задачей. Вместе спустились они в долину, монах вернулся в родную обитель, а Василий продолжил путь и попал в Белапаис. Он уже расспрашивал киприотов об этом интересном  месте. Знал, что название Белапаис переводится как красивое место, и что было оно некогда католическим аббатством,  которое основали еще в XIII веке монахи Августинского ордена. Тогда на Кипре утвердились франкские короли, были они католиками и всячески покровительствовали католической церкви. С приходом турок аббатство опустело. И, хотя не было на его территории православных святынь, Григорович-Барский пробыл в Белапаисе целый день. Был наш путешественник не только отважным, но и любознательным.  Он внимательно осмотрел этот уникальный памятник кипрской готики и подробно описал его, восхищаясь красотой архитектуры. Особенно поразили Григоровича-Барского каменные арки, украшенные в верхней части ажурными деталями, напоминающие кружева. В них переплетения некие, хитростью сделанные и сокровенно ничем не поддерживаются, как подвешенные зрятся,- с изумлением записал путешественник.

Мы тоже посетили Белапаис и, справедливости ради, должны заметить, что о памятниках Белапаиса попечение администрации, так называемой Турецкой  республики северного Кипра, имеется. Здания аббатства законсервированы, превращены в музей, туристы могут посетить Белапаис и получить представление о единственном в Восточном Средиземноморье сохранившимся  комплексе, построенном в готическом стиле.

 

 


 

 



 

Вернуться в начало