Читальный зал

 

 



Издания РПОЦ Периодическая печать Переводы РПОЦ на русский язык Книга почтой Читальный зал Архив читального зала
Православие

 

Симвулас: тайна святости

Паломничество в Счастливую долину

 

Святой Георгий почитается всем православным людом. Только в нашей, Лимассольской епархии, двадцать семь храмов, посвященных святому Георгию. Изучение его жития, жизнеописаний других святых подвижников побуждает нас не только относиться к их памяти с любовью, но формирует наше религиозное сознание, наш образ жизни.
Митрополит Лимассольский Афанасий
 

Часть первая

Коснуться вечности

Верующий человек убежден: для Создателя не существует минут, часов, дней, столетий. Это дробление потока (а может быть, океана или космоса) времени придумали люди, чтобы соразмерить свою краткую жизнь на земле с вечностью. Нашему осмыслению доступны события, которым мы являемся свидетелями. О прошлом мы узнаем из сохранившихся летописных источников, из легенд и преданий, переживших века, и от молчаливых руин, свидетелей прошедших столетий. О будущем мы мечтаем, либо читаем о том, каким оно будет, в произведениях фантастов. В трехмерном историческом пространстве (вчера, сегодня, завтра) категория вечности, горнего мира, присутствует в душах верующих людей. В мир горний устремлены наши молитвы, оттуда нисходит Благодать, по Воле Божьей вершатся чудеса, чтобы укрепить нашу веру, помочь нам в трудный час жизненных невзгод. О редкой встрече мира горнего и нашей обыденности этот рассказ.


В городе Феодосиаде, в 7 веке от Рождества Христова

Наша история началась в седьмом веке, в прекрасном кипрском городе Феодосиада, в храме святителя Спиридона. Тогда после молебна святому игумен близлежащего монастыря Христа Симвуласа Феодор произнес проповедь, которая его учениками была записана и дошла до наших дней. Впоследствии игумен Феодор стал митрополитом Пафосским и вошел в историю как автор жития св. Спиридона Тримифунтского. Житие, написанное в седьмом веке, сохранилось, а вот город, его монастырь, улицы и сады канули в лету и, до недавнего времени, казалось безвозвратно.
В самом деле, кто знает о городе Феодосиаде, что стоял в прекрасной долине в трех римских милях от другого города - Куриона? Ведь именно в седьмом веке на Кипр неоднократно нападали жестокие арабы-мусульмане. Арабы жгли кипрские города, разрушали храмы, глумились над святынями.
После нескольких разбойничьих набегов последовал массовый исход киприотов с родного острова в Малую Азию, где на берегу Геллеспонта они построили город Новая Юстиниана. А на Кипре тогда многие города прекратили свое существование, молчаливые руины встретили киприотов по возвращении из их вынужденной эвакуации. Сил восстанавливать города не хватало. Печальная участь постигла Феодосиаду, как и Аматус, Марион, Констанцию и др. Шли века, руины города и его храмов покрылись зарослями кустарников, а прекрасная долина, которую некогда украшали девять церквей, оставалась пустынной. Когда Кипр стал владением англичан, кто-то из новых хозяев Кипра назвал местность Счастливая долина. И я понимаю этого человека, он не знал истории Кипра, но не мог остаться равнодушным к красоте местности, которая завораживала.
Местные жители забыли о монастыре и храмах Феодосиады. И нет их в том вины. Однако, мир Вышний напомнил о себе, настоятельно призвал потрудиться для возрождения разрушенного в былые столетия.
 


Елена и Леонидас

Много званных, но мало избранных,- говорит Спаситель в одной из своих притч. Вот такими избранными неожиданно для себя оказались Елена и Леонидас Скуру, обычная кипрская семья из Лимассола. Супруги и думать не могли, что однажды в их жизнь войдет Чудо, ниспосланное святыми нашими заступниками...
То, что у жены больное сердце, Леонидас знал, старался не огорчать Елену, помогал ей по хозяйству. В течение пяти лет ежедневно Елена принимала более десяти разных препаратов. А лучше не становилось. С болью замечал Леонидас, что болезнь прогрессирует. Далеко не старая женщина (Елене было чуть за сорок), супруга с трудом могла подняться на несколько ступенек лестницы. Врачи, которые наблюдали Елену, после очередных анализов вынесли вердикт: необходима операция. Артерия сужена, сердце работает примерно на 15 процентов. Леонидас, все родные поддерживали Елену, как могли, а она положилась на волю Божью, молилась Господу и святым заступникам, прося помощи. Как Господу угодно, так пусть и будет. За все благодарю Всевышнего,- говорила кроткая женщина. Между тем, Леонидас не сидел, сложа руки. Он задумал повезти жену заграницу, чтобы прооперировать ее там.
 


Небесные спутники

Это было в июне 1991 года. Те дни супруги запомнили на всю жизнь. Леонидас принял нелегкое решение: продать дом, а на вырученные деньги отвезти Елену в хорошую клинику зарубежом, чтобы там жену прооперировать. Надо было найти покупателя, решить, где семье жить дальше. Покупателя для покупки дома найти было непросто. Леонидас день и ночь размышлял, как бы все устроить. Ночью мысли не покидали, забывался коротким сном, и вновь думал и думал. Однажды он уснул и привидилось обычное: едет он по дороге на своей машине. Необычным было то, что с ним в машине сидели два пассажира. Во сне он не удивился, не озаботился, кто они и куда едут. А они и говорят: Леонидас, поверни на пафосскую дорогу. Я вас даже и не знаю, как звать, что ж я поеду туда? - спросил Леонидас. Пассажиры представились, одного звали Георгий, другого Андрей. Между тем, въехали они в прекрасную долину, здесь Леонидас никогда не бывал. Долина находилась в окружении высоких зеленых холмов, один был выше других. Давай поднимемся на эту гору,- сказал Георгий. - У меня, друзья, не самолет, а машина,- пошутил Леонидас. Но тут же, чего только во сне не привидится, все трое поднялись на гору. А с нее, как на ладони, была видна долина, и было видно, что много на ней разрушенных зданий, только с земли их было не видно, они были в зарослях кустарника. Георгий указал на руины: Это, Леонидас, моя обитель. И тут Леонидас проснулся. Впервые за много лет он почувствовал облегчение. Было чувство, что жена обязательно поправится. Он ей сразу сказал об этом. Впоследствии Елена вспоминала: Я встаю рано. В то утро, как всегда, исполнила свое молитвенное утреннее правило. Признаюсь, боль не покидала, и я заплакала: Господи, доколе же мне терпеть эту боль?. А тут слышу голос мужа: Ты плачешь? Вставай, больше ты не будешь болеть. И операция нам не понадобится. А что же мы должны сделать для этого?- спросила изумленная женщина. Мы должны найти одну церковь- ответил муж.


Драгоценные обретения

Леонидас и Елена на подворье монастыряВ те годы я приехала на Кипр, эта история была уже многим известна, и православный люд обсуждал ее, дивясь происшедшему. Прежде всего, стоит отметить, что Елена действительно стала чувствовать себя лучше. Супруги решили, что Леонидаса в сновидении посетили святые Георгий и Андрей Первозванный. Почувствовали, что исцеление ниспослано женщине свыше. Но есть и некое задание от святого Георгия, которое они должны исполнить Супруги решили найти, прежде всего церковь, которая была показана во сне. Где же эта долина, где обитель святого Георгия? Леонидас и Елена отправились в путь по дороге, которую указали ему святые попутчики, и по которой он следовал во сне. Дорога привела в живописную долину, здесь супругам бывать ранее не приходилось. С волнением Леонидас признал, что он узнал место, среди зарослей вскоре супруги обнаружили руины храма. Это была крохотная церковка, еле различимая среди зелени. Расчищая себе дорогу, супруги смогли проникнуть вглубь разрушенной церкви, каково же было их удивление, когда среди корней и ветвей в углу храма они обнаружили... икону святого Георгия! Трудно представить, каково было потрясение супругов, были слезы радости и огромное волнение. Они вернулись домой с чувством: надо что-то делать.
Леонидас работал в то время в гончарной мастерской. На следующий день он, как всегда, был на работе. И вдруг, словно в его сердце, прозвучал голос необыкновенной печали, нежности и теплоты: Моя обитель разрушена - Я обещаю, она будет восстановлена,- ответил всей душой Леонидас. Он пришел домой потрясенный, рассказал жене о происшедшем, и они решили: прежде всего, надо обратиться к Митрополиту, взять благословение, попросить духовного совета. К посещению иерарха готовились. Елена вновь посетила своего врача. Доктор Никос Тсангаридис, изучив результаты последних анализов, только руками развел: Вам операция не нужна, состояние вполне удовлетворительное, - с изумлением констатировал он.
В то время митрополитом Лимассольским был ныне почивший Владыка Хрисанф. Он встретил супругов приветливо, когда услышал их рассказ, то изумился. Оказалось, что в Земельном реестре Лимассольского района земля, на которой была обнаружена церковь св. Георгия, значилась как церковная территория св. Георгия Симвуласа. Было решено, что после первых подготовительных работ в храме св. Георгия будет служиться литургия. Начались восстановительные работы. Во время работ по расчистке территории вокруг церкви были обретены человеческие останки. В том, что это были мощи монахов, мученически закончивших свой земной путь, не было сомнений: мощи источали тонкое благоухание.
 

Часть вторая


Обретение чудотворной иконы

Икона св.Георгия из села Скорину.Благоуханные мощи неизвестных насельников обители святого Георгия хранились в семье Скуру до тех пор, пока реставрация и восстановительные работы в храме св. Георгия были завершены. Средства с Божьей помощью на все работы находились. Помогла и Церковь, и благотворители, и простые люди. В храме уже служилась литургия, стал складываться приход. Елена и Леонидас стали активными помощниками настоятеля прихода. Однажды, работая в храме, Елене показалось, что в полумраке придела она увидела икону св. Георгия. Видение было кратким, но женщина заметила одну особенность: икона была необычной, на ней святой Георгий был устремлен влево, тогда как обычно он изображается повернутым вправо. Об этом видении женщина рассказала священнику, который был направлен митрополитом для служения в восстанавливаемую обитель. Батюшка задумался: А, пожалуй, я видел такую икону. В церкви деревни Сотира. Надо ли говорить, что при первой возможности Елена и Леонидас отправились в Сотиру. Церковь в тот день была закрыта, но ключарь церкви, Михалис Стилиану, открыл ее гостям. Икона находилась в храме, Супруги поклонились святыне, они уже не удивлялись, понимая, что вошли в соприкосновение с миром горним и им остается лишь с радостью и смирением принимать все, что с ними происходит. А Михалис рассказал: У нас в деревне все знают эту историю. Эта икона не наша. К нам в деревню она попала очень давно. Когда-то на нынешней территории английской базы, в местечке, которое сейчас зовется Счастливой долиной, был монастырь. И вот на этот край напали захватчики. Они приплыли из-за моря, убили всех монахов, ограбили монастырь, подожгли его, а сами с богатой добычей погрузились на корабль, чтобы отплыть восвояси. Икона св. Георгия тоже была похищена. Думаю, из-за богатого оклада, который мог заинтересовать нехристей. Но Господь и святой Георгий наказали похитителей- святотатцев... Разразился на море небывалый шторм, корабль затонул. Разбойники погибли. А вот икона была волнами прибита к берегу. Ее нашел один житель нашего села и принес ее в храм св. Георгия. С тех пор она хранится в нашем храме. Узнав о том, что пережили супруги Скуру, сельчане были взволнованны. Вскоре икона была передана приходом села Сотира в монастырский храм св. Георгия Симвуласа.


Отец Геронтис и матушка Полихрония

Митрополит Лимассольский Афанасий  с супругамиА что же наши герои? Они исполнили главное дело своей жизни и решили посвятить себя Богу. Митрополит Лимассольский Афанасий, исполняя их сердечную просьбу, принял решение и благословил их постриг. Знаменательно, что Леонидас подстригся в монахи с именем Геронтис, так звали отца святого Георгия, а Елена с именем Полихрония, это имя матери святого. Еще несколько лет они трудились вместе над возрождением обители, недавно матушка Полихрония тихо скончалась. Господь продлил ее годы, чтобы смогла она потрудиться для возрождения некогда поруганного монастыря. Поражает самоотверженность этой женщины, ее безусловная вера в Бога, ее любовь к православию. Отец Геронтис стал игуменом монастыря св. Георгия Симвуласа. Ныне в монастыре девять монахов, сюда притекает множество паломников.

 

 


Приглашаем в паломничество

Востановленная обитель и икона, обретенная в руинахМы, небольшая группа паломников- россиян, приехали в монастырь ярким летним днем. Долина, залитая солнцем, утопала в зелени олив. Пение птиц было столь победно-ликующим, что, казалось, целый хор пернатых под руководством неведомого дирижера славит Создателя. Несмотря на то, что день, как и положено на Кипре в июле, выдался знойным, здесь, в Симвуласе, дул свежий ветерок. Каждый мог напиться чудесной холодной воды, которая в монастырских стенах казалась особенной. Волнующее чувство испытали мы на подворье древней восстановленной обители. Это было ощущение, которое трудно описать. Радость, умиление, восторг? И в то же время, необыкновенный покой и умиротворение. Я бы еще долго мысленно подбирала слова, как одна наша паломница выдохнула: Господи, благодать-то какая!. Был воскресный день, и служба уже завершилась. Прихожане монастырского храма не торопились разъезжаться по домам. Монахи монастыря в этот день были посвободнее, чем в дни обычные, поэтому у прихожан была возможность пообщаться с насельниками обители. Всюду бегали ребятишки, их не останавливали, и только слишком расшалившихся родители журили, а монахи только улыбались, поглядывая на своих юных прихожан. Около игумена, отца Геронтиса, расположилась группа киприотов, пожилых и молодых, слушали его рассказ, задавали вопросы. Мы тоже подошли. Смотрела я на этого невысокого, седого худощавого человека и думала о том, как повезло нам встретиться с ним, пусть на короткий миг. Встретиться и получить благословение. И сказать ему слова, которые, конечно, не смогут полностью выразить глубокое уважение к его подвигу, подвигу православного христианина, который, услышав вышний зов, не отмахнулся, не оправдался трудными обстоятельствами, но сказал тихо, но твердо Мы восстановим обитель и сдержал свое слово. Хотелось поклониться и подвигу любящего мужа, который вымолил жене выздоровление, и остался верным ее памяти и после ее ухода в мир иной. Они не расстались. На монастырском подворье похоронили матушку Полихронию. И все, кто бывает здесь, приходят поклониться ее памяти, и цветы у подножья креста - свидетели любви. Как жаль, что мы так мало знаем о таких людях. Ведь именно они должны стать примером для молодежи, тогда слова любовь и верность не будут для наших детей пустым звуком. Кто-то задал вопрос: Отец Геронтис, а почему, все-таки, наш монастырь называется Симвулас? Батюшка ответил: Здесь же был крупный православный центр, девять храмов стояло. И, согласно преданиям, Кипрская Православная Церковь именно здесь проводила свои общие заседания. Отсюда и название.


О чудесах

Дошла очередь и до нас, и мы склонились в поклоне. Батюшка приветствовал нас с улыбкой. Он сказал: Слава Господу, к нам прибывает много паломников. Мы рады всем. Особенно мы радуемся, когда в монастырь прибывает наш Владыка, митрополит Лимассольский Афанасий. Он здесь и келейку имеет, когда время позволяет, любит здесь побыть, послужить и помолиться с нами. Всегда радуюсь, когда приходят к нам русские братья и сестры. Знаю, как вы почитаете святого ратоборца Георгия. К нам в последнее время приезжают не только православные, и каждому, кто с верой притекает за помощью, святой Георгий помогает. Батюшка указал на несколько фотографий в стеклянной витрине, на них была изображена англичанка, которая страдала кожным заболеванием и исцелилась. Очевидцы нам так прокомментировали фотографии: У нас ведь в монастыре есть малая толика мощей святого Георгия, и вот отец-игумен маслицем помазал язвы страдающей женщины, она молилась у мощей святого. Последовало исцеление, позднее женщина привезла эти фотографии и попросила их показывать всем паломникам, как подтверждение благодати и святости этого удивительного монастыря. Прихожанка монастырского храма Елена показала нам много свидетельств тех чудесных исцелений, которые происходят в монастыре. Люди не забывают прислать в благодарность восковые свечи, маленькие детские пинеточки неприметны среди других даров, но как много говорят они сердцу. В свечной лавочке можно приобрести небольшую книжку священника Хараламбуса Неофиту. В ней свидетельства людей, получивших исцеления. Написанные безыскусным языком, они трогают больше, чем любая патетическая поэма.
Вот одно из них.
 

Рассказ Доры

В мае 2002 года я была на седьмом месяце беременности. Однажды я упала с лестницы, и у меня началось сильное кровотечение. В госпитале врачи старались мне помочь. Но усилия были тщетны. И мне сказали, что придется делать операцию, так как малыша спасти не удается. В нашей семье очень почитается святой Георгий. Из поколения в поколение. И мы молились святому в этот раз особенно усердно. Мы с мужем Христосом дали обет: если все обойдется и родится ребенок, крестить будем в монастырском храме св. Георгия Симвуласа. Вскоре кровотечение совершенно прекратилось. В положенное время я родила совершенно здорового сыночка, а через четыре месяца мы крестили его в Симвуласе. В этот день у нас дома произошло чудо. Мы молились у иконы св. Георгия, как вдруг почувствовали тонкий аромат, исходивший от иконы, это были капельки благоуханного мирра. Наверное, святой Георгий дал нам знак.

 

Поклониться святыне

Паломничество в монастырь святого Георгия Симвуласа дает благодатную возможность православным прикоснуться к святости обители, напитаться благодатью. Здесь есть драгоценная частица мощей святого Георгия Победоносца, чудотворна икона, обретенная в храме села Сотира и вторая, древняя, найденная в руинах. Здесь святые останки монахов мучеников, которые взывают к нам. Здесь отдыхает душа от бесконечной суеты нашей повседневной жизни. Здесь, подле отца-игумена Геронтиса, приходит осознание того, что же есть подлинные ценности и как в соответствии с ними прожить земные дни, посланные Господом. Наконец, у могилы матушки Полихронии, задумаемся о кратковременности нашего земного бытия, о необходимости смирения и любви, веры и надежды.

Русский православный образовательный центр приглашает наших православных читателей совершить паломничество в монастырь св. Георгия, обращайтесь в информационный центр Паломник по тел. 99 831 916

Автор благодарит отца Геронтиса, игумена монастыря во имя Георгия Победоносца Симвуласа, за гостеприимство и исчерпывающие пояснения.

 

 

   Летопись культуры и истории

 

Васильковое слово поэта

К 120-летию со дня рождения Сергея Есенина
 

Часть первая

   
Пускай дорог немного мной исхожено,
Я узнавал о радостях из книг.
Так много сердца
в Ваши строки вложено,
Что станешь здесь поэтом хоть на миг.
 
Припомнил путь,
когда-то Вами пройденный,
Читал на память сотни Ваших строк
Спасибо Вам, что Вы любили Родину,
Как полюбить никто из нас не мог.
 
 (Стихи посетителя домика Есенина в Константинове рабочего Вадима Каменецкого, записанные в книге отзывов в 1959 году).


3 октября 2015 исполнилось сто двадцать лет со дня рождения великого русского поэта Сергея Александровича Есенина. Откликаясь на юбилей, автор оказалась в непростой ситуации. Не хотелось написать некий формальный юбилейный материал, приводить всем известные факты, предположения и мифы, которым окутан образ поэта. Творчество великого нашего певца столь много образно, что никакой статьи не хватит, чтобы только перечислить его поэтические грани. Есть, конечно, темы, которые вызывают у читателей неизменный интерес. Это музы Есенина и их трагические судьбы. За светлым обликом поэта угадываются силуэты скромной Анны Изрядновой и ее сына первенца Есенина Юрия, изящной Зинаиды Райх, пылкой Айседоры Дункан, страстной Галины Бениславской, других женщин, прекрасных и любящих. Каждый из этих силуэтов отбрасывает скорбную тень: арест и гибель первого сына, жестокое убийство матери его двух других детей, нелепая смерть Айседоры и самоубийство Бениславской. Сколько трагедий, сколько не сбывшихся надежд. Наконец, трагичный уход самого Есенина, безвременный и загадочный. Этим темам посвящены десятки книг беллетристики, мемуарной литературы, научных исследований. Есть еще одна светлая грань в творчестве поэта это православные мотивы, которыми пропитано творчество поэта. У каждого русского человека в душе живет свой Есенин. Мне хочется поделиться тем, как Есенин вошел в мою судьбу. А еще, будучи землячкой великого поэта, я хочу рассказать о том, как любят Есенина на Рязанщине. Другими словами, мы прикоснемся к теме Родины в творчестве поэта. И пусть это будет скромным приношением к юбилею певца рязанской земли, который столь нежно и пронзительно однажды признался ей в любви:

Тот, кто видел хоть однажды
Этот край и эту гладь,
Тот почти березке каждой
Ножку рад поцеловать.

 


Белая береза

Помню себя пятилетней. Готовимся с мамой к новогоднему утреннику. Учим стихотворение: Белая береза плод моим окном. Подхожу к окну, дышу на заледенелое стеклышко. Смотрю в оттаявший глазок, увы, березы обсыпанной новым серебром не видать. Как, впрочем, и других деревьев. Домик стоит в военном гарнизоне, в бескрайней оренбургской степи. В него мы переехали не так давно, до этого жили в землянке. Домики для офицерских семей и казармы совсем недавно к холодам построили солдаты, кругом как в песне: степь да степь кругом. Я немного огорчаюсь, а мама говорит: Весной посадим здесь деревца. У тебя будет своя березка, будешь ее поливать. Она вырастет большая. Продолжаем учить стихотворение:

И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.

А заря, лениво
Обходя кругом,
обсыпает ветки
Новым серебром.

И представляется мне, что под нашими окошками вырастет красавица-березка, летом будет шуметь зелеными веточками, а зимой принакроется она снегом, точно серебром. Весной около нашего дома посадили мы березку и три тополя. Только полюбоваться на них не пришлось, родителей перевели к другому месту службы.


Рязанские раздолья

В Рязань на постоянное место жительства мы приехали в 1961 году. Первое рязанское воспоминание поездка в Солотчу, недальний уголок в Рязанской области. Вокруг поселка стеной стоит вековой бор, по берегам светлой речки Старицы растут березки. Запомнились заливные луга, которые в те летние июньские дни были полны разноцветьем. В траве можно было играть в прятки, можно было бежать по лугу босиком или лечь на спину и смотреть в бездонное синее небо. По небу плыли облака, и можно было придумывать про них сказочные истории. Но это днем, а утром и вечером трава становилась влажной от росы. Утром капельки росы были золотистыми, вечером, от цвета вечерней зори, розовыми. Один берег у Старицы высокий, с него хорошо видны заречные дали. Взрослые показывают дальнее село, Пощупово, с высокой колокольней, это монастырь Иоанна Богослова, а в стороне от него Константиново, родина Есенина. Осенью в один из выходных едем в Константиново и приходим к домику в три окна. Он ничем не отличается от остальных деревенских изб. На берегу Оки светлеет березовая роща. Она кажется золотой. Кто - то из взрослых произносит:

Отговорила роща золотая
Березовым веселым языком,
И журавли, печально пролетая
Уж не жалеют больше ни о ком


Сестра поэта

.
В 1964 году в Константинове открылся музей, посвященный Сергею Есенину. Нас, шестиклассников, привезли на экскурсию. Сейчас понимаю: нам тогда очень повезло, потому что экскурсию проводила родная сестра поэта Александра Александровна. Запомнилась худенькая, скромно одетая женщина, голос глуховатый. Но ее хотелось слушать. Она показала нам все уголки есенинской избы, рассказала, что в сарайчике, притулившимся у дома, Сережа (она так и называла поэта Сережа) - спал, когда возвращался домой поздно. Хорошо помню один эпизод из ее рассказа. Александра Александровна была моложе брата на 16 лет. Он, приезжая из города, любил с ней играть. Уходил с малышкой в луга, там они рвали цветы, он украшал Шуренка (так он ее называл) веночком из васильков. И в одном из стихотворений он сказал, обращаясь к младшей сестре: Ты - мое васильковое слово. Наша учительница, Нина Дмитриевна, сказала нам: Ребята, Сергей Александрович очень любил свою сестренку. Он посвятил ей много стихов. И Нина Дмитриевна прочитала:

Я красивых таких не видел,
Только, знаешь, в душе затаю
Не в плохой, а в хорошей обиде
Повторяешь ты юность мою
Запоешь ты, а мне любимо,
Исцеляй меня детским сном.
Отгорела ли наша рябина,
Осыпаясь под белым окном?...
Что поет теперь мать за куделью?
Я навеки покинул село,
Только знаю багряной метелью
Нам листвы на крыльцо намело.
Знаю то, что о нас с тобой вместе
Вместо ласки и вместо слез
У ворот, как о сгибшей невесте,
Тихо воет покинутый пес.
Но и все ж возвращаться не надо,
Потому и достался не в срок,
Как любовь, как печаль и отрада,
Твой красивый рязанский платок.

Александра Александровна смущенно улыбнулась и стала рассказывать: Вы знаете, какова история написания этого стихотворения? Однажды Сережа пригласил меня в Москву. И позвал как-то в ресторан. В ресторане я была впервые, смущалась сильно. Одета-то была бедненько, по-деревенски. А Сережа меня подбодрил: Не робей, Шуренок. Ты ведь у нас красавица. У кого еще есть такой нарядный рязанский платок! Я немного успокоилась. А тут, замечаю, люди в ресторане на меня смотрят, оборачиваются. Я застеснялась до слез. А Сережа и говорит: Видишь, я говорил тебе ты у нас красавица, я красивых таких и не видел!. Я только потом поняла, что внимание люди обращали вовсе не на меня, а на Сергея, ведь тогда уже был известным поэтом.
 

О багряных кустах лебеды

После экскурсии мы ждали автобуса и нас отпустили побегать по зеленой деревенской улочке. Я задержалась, так как разговор взрослых мне показался интересным. Они говорили о том, как Есенин писал стихи, о его чудесном таланте. Александра Александровна тогда сказала: Некоторые считают, что Господь одарил его гениальностью, и ему было легко, знай, записывай стихи. А ведь он был большой труженик. Мне его друзья рассказывали, как однажды он всю ночь не спал, ходил из угла в угол, нервничал. А все потому, что написал стихотворение:

Не бродить, не мять в кустах багряных
Лебеды и не искать следа.
Со снопом волос твоих овсяных
Отоснилась ты мне навсегда.
С алым соком ягоды на коже,
Нежная, красивая, была
На закат ты розовый похожа
И, как снег, лучиста и светла


Сергею казалось, что первая строчка не укладывалась в размер. И он всю ночь пытался изменить эту первую строчку, да так и не смог.
 

Часть вторая

Тогда в мозгу,
Влеченьем к музе сжатом,
Текли мечтанья в тайной тишине,

 
Что буду я
Известным и богатым
И будет памятник стоять в Рязани мне
 

      Из стихотворения Сергея Есенина Мой путь, написанного в год гибели поэта.

 

Есенин и есенинщина

Сергей ЕсенинПамятник Есенину в Рязани был открыт, его именем названа городская филармония, центральная улица города. Педагогический институт, в котором я когда-то училась, приобрел статус университета имени Есенина. В Константинове теперь создан музей-заповедник, целый комплекс, посвященный памяти поэта и его творчеству. Есть в Рязани и музеи Есенина. Если есть среди моих читателей рязанцы, то они подтвердят: есенинскими напевами наполнены города и веси края. Так было всегда и даже в годы гонений на так называемую есенинщину. Молодым читателям поясню, что творчество Есенина нравилось Троцкому (наркому и председателю Реввоенсовета). После трагической гибели поэта Троцкий откликнулся пронзительной статьей. Вот лишь ее фрагмент: Мы потеряли Есенина - такого прекрасного поэта, такого свежего, такого настоящего. И как трагически потеряли! Он ушел сам, кровью попрощавшись с необозначенным другом, - может быть, со всеми нами. Поразительны по нежности и мягкости эти его последние строки! Он ушел из жизни без крикливой обиды, без ноты протеста, - не хлопнув дверью, а тихо прикрыв ее рукою, из которой сочилась кровь. В этом месте поэтический и человеческий образ Есенина вспыхнул незабываемым прощальным светом. Статья была написана в 1925 году. И предваряла посмертное полное собрание сочинений Есенина, вышедшего в свет вскоре. А в 1927 году Троцкий был снят со всех постов, отправлен в ссылку. В 1929 году он был выслан за пределы СССР, а в 1932 году лишён советского гражданства. После отстранения Троцкого в советской России его имя было опасно где-либо употреблять. Естественно, тень определенной близости к Троцкому легла и на творчества Есенина. Другой руководитель Советского государства, Бухарин, ввел в оборот термин есенинщина. Он был подхвачен холуями от литературы. И не только. Есенина за упаднические настроения критиковал и осуждал (посмертно!) глашатай советского строя Владимир Маяковский (как говорится, не судите и не судимы будете). Поэта перестали издавать, осуждались и люди, которые читали Есенина. Но рязанцы и тогда преданно хранили память о своем певце.

Хранимый памятью народа

Стихи Есенина уже пошли в народ. И ни одно застолье в наших краях не обходилось, чтобы кто-то тихонько не запел строки Письма к матери. Интересна история этого одного из самых любимых в России и за ее приделами стихотворений великого поэта:

Ты жива еще, моя старушка?
Жив и я. Привет тебе, привет!
Пусть струится над твоей избушкой
Тот вечерний несказанный свет


После его опубликования в 1924 году, молодой композитор, земляк Есенина Василий Липатов, был настолько потрясен поэтическими строками Письма, что за один день написал музыку к стихам и родился прекрасный романс. Липатов и Есенин познакомились. Видимо, поэту пришлась музыка Липатова по душе, раз он включил романс в свои выступления перед моряками Кронштадта. Военный оркестр Балтийского флота исполнял мелодию, а Есенин читал свои стихи. Во время чтения Письма к матери многие моряки плакали, Есенин и сам растрогался, расплакался и не смог дочитать стихи до конца. Молодые читатели будут несказанно удивлены, когда узнают, что это стихотворение тоже было среди запрещенных в 30-х годах. Но не зря сказал Александр Островский, что песня душа народа. А душу народа погубить не удавалось, хотя были предприняты мощные попытки.

Магия есенинского слова властно трогала струны народной души. Великий русский писатель Астафьев в рассказе Есенина поют выразил чувства народные емко и точно: Над окошком месяц. Под окошком ветер. Облетевший тополь серебрист и светел... доносится из приемника. И от пальцев ног, рук, от корешков волос, из каждой клеточки тела поднимается к сердцу капелька крови, колет его, наполняет слезами и горьким восторгом, хочется куда-то побежать, обнять кого-нибудь живого, покаяться перед всем миром или забиться в угол и выреветь всю горечь Голосистые женщины с тихим вздохом ведут и ведут про месяц за окошком, про тальянку, что плачет за околицей, и песнопевиц этих тоже жалко, хочется утешить их, пожалеть, обнадежить. Какая очищающая скорбь! Дальний плач тальянки, голос одинокий... Отчего же это и почему так мало пели и поют у нас Есенина? Самого певучего поэта! Неужто и мертвого все его отторгают локтями? Неужто и в самом деле его страшно пускать к народу? Возьмут русские люди и порвут на себе рубаху, а вместе с нею и сердце разорвут, чтоб отмучиться той мукой, которой не перенес, не пережил поэт, страдающий разом всеми страданиями своего народа. Он мучается за всех людей, за всякую живую тварь недоступной нам всевышней мукой, которую мы часто слышим в себе и потому льнем, тянемся к слову рязанского парня, чтоб еще и еще раз отозвалась, разбередила нашу душу его боль, его всесветная тоска.

Рязанцы никак не могли смириться с гонениями на Есенина и его поэзию. Прежде всего, многие земляки поэта его знали лично, общались с ним. Показательны в связи с этим воспоминания моей крестной, крестьянки села Солотча Рязанской области. Крестная прожила всю жизнь на Рязанщине. Замуж вышла рано, муж не крестьянствовал, был отличным плотником и работал по найму в окрестных селах. В 20-30 годах прошлого века Солотча стала излюбленным местом отдыха для представителей столичной творческой интеллигенции. Сюда каждый год приезжали Гайдар и Паустовский, Симонов и Шостакович. Солотча в те годы была небольшим селом, все на виду. Крестная вспоминала: Паустовский мне тогда казался пожилым, я на него особенно и не смотрела. Шостакович всегда задумчивый ходил, говорили, что музыку придумывал. Разговаривал по-городскому. А Гайдар был веселым и видным. Любил пошутить. Наши девчата нарочно мимо его дома за водой по несколько раз бегали, чтобы как бы ненароком встретиться с ним. Но самым красивым был Сережа Есенин. Мы тогда с Семеном только поженились. И на праздник он меня взял с собой в Константиново. Там на берегу Оки гуляла молодежь, вечером песни пели, Есенин тогда из города приехал. В простой рубашке, светлые кудри, красавец. Девчат угощал конфетами, песни с нами пел под тальянку, это такая гармошка, сейчас уж на таких и не играют. Крестная, расскажи еще, какой он был? - спрашиваю, а она отвечает: Он был наш, простой, деревенский. Говорил понятно, а стихи какие сочинял. Вот народ и поет его стихи, и всегда будет петь. Удивительно, как слова простой крестьянки перекликаются со словами великого писателя. В том рассказе (Есенина поют) есть еще такие строки: Я часто чувствую его таким себе близким и родным, что и разговариваю с ним во сне, называю братом А душа его светлая витает над Россией и тревожит, тревожит нас вечной грустью.

 

Жемчужина рязанского хора

Памятник Сергею Есенину в РязаниСветлая душа поэта, его стихи витали над Рязанскими раздольями. И народ пел его строки. Ибо были они положены на музыку, да так, что многие считают эту музыку народной. Все рязанцы гордятся своим народным хором. Сейчас это известный академический коллектив, в котором более сотни исполнителей, высочайших профессионалов. Любой концерт Рязанского государственного академического хора им. Евгения Петрова начинается с песни, которую ((особенно, если концерт проходит в Рязани), сразу же подхватывают зрители. А все начиналось 65 лет назад. А в начале 1950 года хор состоял из 14 человек и базировался в селе Журавинка Ряжского района Рязанской области. Хор в то время переживал тяжелый период: не было помещений для репетиции, жилья, не хватало основ музыкальной грамоты. И вот приехал в Журавинку молодой земляк хористов, композитор Евгений Попов, который только что окончил Саратовскую консерваторию. Благодаря организаторскому умению Е. Попова через неделю хор получил общежитие в Рязани, сцену одного из заводских клубов для занятий. В короткое время коллектив был укомплектован. Стали заниматься нотной грамотой, историей музыки. Одна за другой следуют организованные Поповым фольклорные экспедиции. Евгений Григорьевич собрал около 300 песен Рязанского края. Более 100 песен были обработаны композитором и стали исполняться Рязанским хором, вызывая восхищение слушателей. В репертуаре хора особое место заняли песни на стихи Сергея Есенина, музыку к которым написал Е. Попов. Вот, что он говорил: Сергей Есенин для нас не только великий русский поэт, но и дорогой, близкий земляк. Неповторимо воспета им наша рязанская природа. В стихах его масса наших рязанский слов, оборотов, выражений, а самое главное в поэзии Есенина живет душа народа, любовью к родному краю пронизана каждая строчка его стихов. Первая песня Е. Попова на стихи С. Есенина Береза появилась в 1956 году. Композитор вспоминал: Это одно из ранних произведений поэта, созданное им в 15-летнем возрасте. В нем рисуется русская природа, я бы сказал даже рязанская природа: зимний пейзаж в очень светлых, мягких тонах И музыку я стремился написать тоже светлую, лирическую, так, чтобы и береза-то была наша, рязанская не только по стихам, но и по музыке. Жемчужиной репертуара Рязанского хора, визитной карточкой не только хора, но и всего Рязанского края, стала песня Е. Попова на стихи С. Есенина Над окошком месяц. Одно из поэтичнейших чудес С. Есенина! говорил композитор,- это уже зрелая поэзия человека, много повидавшего, побывавшего далеко от Родины, но сохранившего в душе живую и трепетную любовь к родному краю. Создавая песню на эти стихи, я стремился бережно сохранить всё их очарование, богатый поэтический подтекст. Именно эта чудесная песня стала источником вдохновения для писателя Астафьева, когда он писал свой пронзительный рассказ Есенина поют, именно эту песню всегда подхватывает аудитория на концертах хора.
Он родился 120 лет назад. Неужели было время, когда его стихи еще не родились? Моя маленькая внучка в далекой Англии готовится к русскому утреннику. Она ставит скамеечку, забирается на нее и звонким голоском объявляет: Сергей Есенин. Береза. А в Рязани в этот день лягут к памятнику поэта поздние цветы рязанских полей, будут исполняться стихи и Рязанский хор тихо запоет: Не жалею, не зову не плачу, все пройдет как с белых яблонь дым Все пройдет, и только высокое чувство любви к Родине, которое так искренне воспел Сергей Есенин, будет жить в сердцах его земляков, во всех русских сердцах, пока будет жива Россия.

 

   Европейские заметки

 

Рубрика Европейские заметки давно полюбилась нашим читателям. Ее автор Наталия Зыкова делится своими впечатлениями от посещения европейских стран. Сегодня мы предлагаем нашим читателям рассказ об австрийском регионе Зальцкаммергут (Salzkammergut), о некоторых страницах его истории и культуры. Этот живописнейший озерный район находится в самом центре Австрии, в 300 км от Вены на территории трёх федеральных земель: Верхней Австрии, Зальцбурга и Штирии.

 

Зальцкаммергут: искусство жить

Позитивный взгляд

Каждое посещение Австрии оставляет в душе теплые и светлые воспоминания. Потрясающая воображение красота природы Альп, великолепная Вена, предлагающая спектакли и концерты на любой художественный вкус, интереснейшие музеи, уютные альпийские деревеньки все это Австрия. А еще ото всюду льющаяся музыка Моцарта и Штрауса. Но самое главное это сами австрийцы. Они обладают чувством собственного достоинства. Они доброжелательны и приветливы и чувствуется, что это искренне. Австрийцы в массе своей выглядят вполне счастливыми и своим добрым настроением они делятся с приезжими. Наверное, это субъективный взгляд. Делюсь своими впечатлениями с австрийской приятельницей Хильдой. Она преподаватель университета в Зальцбурге, филолог, по воскресеньям преподает в воскресной католической школе. Ее супруг, Йозеф музыкант. Преподает в школе музыку и еще играет в маленьком любительском оркестре. Приятно слышать о своей стране такой добрый отклик,- улыбается Хильда,- конечно, у нас есть проблемы. Люди и страдают, и болеют. Теряют работу, возникает непонимание с подросшими детьми. Но в целом, вы правы .Настроение, преобладающее у нас, австрийцев, позитивное. Наш разговор происходит в маленьком курортном австрийском городке Бад- Ишле. Мы прогуливаемся по обширному цветущему парку, носящему имя императора Франца-Иосифа Габсбурга.
 

День рождения кайзера

Исторический парад в Бад ИшлеВ эти августовские дни вся Австрия отмечает день рождения императора, который приходится на 18 августа. В Бад-Ишле торжества особенно пышные, так как этот городок император любил, здесь он шестьдесят раз отметил свой день рождения. Вилла императора и сегодня принадлежит семье Габсбургов, но она открыта для публики, и мы тоже посетили уютный дом в парке, в котором император (австрийцы его называют кайзером) провел много времени. А я все размышляю: как такое позитивное настроение смогло стать преобладающим? Взять хотя бы сегодняшний праздник день рождения кайзера. Он, скорее, должен бы быть поводом для ностальгической печали. Посудите сами: судьба кайзера Франца-Иосифа трагична. Любимого брата, провозглашенного королем Мексики, мексиканцы расстреляли. Обожаемая супруга, Елизавета, более известна как любимица Европы Сиси, была в Италии убита террористом. Его сын, кронпринц Рудольф, единственный наследник, покончил жизнь самоубийством в местечке Майерлинг вместе со своей возлюбленной. Наконец, племянник, эрцгерцог Фердинанд, был убит сербским патриотом, и это послужило поводом для начала Первой мировой войны Все это так и было,- говорит Йозеф,- а еще жестокое подавление революции, ошибки во внутренней политике, провалы во внешней, когда были испорчены отношения с важным союзником Россией. И эти события анализируются историками и политиками. А мы сегодня вспоминаем человека, который 60 лет управлял нашей страной и беззаветно любил Австрию. Он и о других народах империи проявлял заботу. Обратите внимание: чехи, словаки, венгры тоже принимали сегодня участие в празднике. И флаги этих стран развешаны по городу, как напоминание, что наши предки жили в одном государстве, вместе встречали вызовы истории. Мы только что вернулись с исторического парада. Он ежегодно проходит в Бад-Ишле 18 августа. Члены исторических обществ Австрии прошествовали под звуки духового оркестра по центральной улице городка, на которой была постелена красная ковровая дорожка. Каждое общество выбрало определенный род войск и изготовило форму того периода, который оно хотело представить. Каждое подразделение сопровождала группа нарядных дам в исторических костюмах эпохи кайзера. Большинство местных жителей прибыло на праздник в национальных костюмах. Дамы в вышитых и украшенных кружевами дирндль (так называется традиционное женское платье), мужчины в ледерхозэн (кожаные шорты). В отличии от русской культуры, у австрийцев принято было во все исторические эпохи носить национальные наряды даже в высшем обществе. Прозвучал замечательный Марш Радецкого. Его торжественные звуки напомнили собравшимся (а приехали тысячи туристов из Австрии и из-за рубежа) о победах австрийского оружия. И пусть их было немного, но они были. Яркое представление, звуки музыки духового оркестра, улыбки на лицах и ощущение всеобщего единения. Вот вам и первый рецепт искусства жить счастливо: сосредоточиться на достижениях. Перешагнуть через неудачи, внимательно проанализировав их причины. И идти вперед, не забывая то хорошее, что было в прошлом. Рассказывать об этом хорошем детям и внукам. Рассказывать ярко, зрелищно, чтобы воспитывалась гордость за свою историю, народ, отечество.
 

В музее Ференца Легара

 Вилла Ф.Легара в Бад ИшлеМы обсуждаем парад. Наши друзья рассказывают, что кайзер Франц-Иосиф оказал на свой народ огромное влияние. Австрийцы даже перенимали некоторые привычки кайзера. Так, они полюбили ложиться спать и вставать рано, следуя примеру императора, который был жаворонком. Чем кайзер отличался от своего народа, так это было его равнодушие к музыке. Мы, австрийцы, любовь к музыке впитываем с молоком матери,- считает Йозеф. Словно подтверждая его слова, садовник, который хлопочет у клумбы с цветущими флоксами, начинает выразительно насвистывать шаловливую мелодию из оперетты Веселая вдова. В августе здесь все напевают мелодии Легара,- говорит Хильда,- а все потому, что в городе проходит фестиваль оперетты. В Бад- Ишле есть интересный музей композитора. Ференц Легар проводил здесь летние месяцы почти на протяжении всего своего творческого пути. Ему нравилось работать в маленьком уютном городке Зальцкаммергута, здесь он написал 24 оперетты. В 30-е годы прошлого века популярность Легара была исключительной. Вилла композитора напоминает некий склад произведений церковного и светского искусства. Композитор был богатым человеком и любил приобретать произведения искусства, наполняя ими свой дом. Как я ни старалась, я не смогла совместить в своем сознании тяжеловесное и, как мне показалось, кичливое убранство виллы, с музыкой , созданной ее хозяином. Создатель музыки искрящейся, летящей, легкой и радостной, сентиментальной и исполненной светлой печали, озорной и игривой, - вот, что значит для меня Легар, а вовсе не тот буржуа (вернее, наверное, бюргер), который упорно скупал и свозил в свой дом алтарные перегородки, деревянные скульптуры святых, тяжеловесный фаянс
 

Страсти по Софии

Ф.ЛегарВот еще один показательный пример нашего отношения к истории, - говорит Хильда после того, как садовник завершает исполнение фрагмента Да, без женщин и свет нам не мил. - Вы были в музее Легара и, наверное, обратили внимание, что в усадьбе есть еще один дом, более скромных размеров. Этот дом был построен для жены Легара, Софии. Легар встретил свою будущую супругу, когда она была замужем за богатым негоциантом. Вспыхнуло взаимное яркое чувство, и София ушла от мужа к композитору. Муж, оскорбленный неверностью жены, много лет не давал Софии развода. Она стала фрау Легар лишь спустя несколько лет. Остряки шутили, что Легар женился на Софии, чтобы получить полную свободу. Маэстро не отказывал себе в маленьких радостях. А София была весьма снисходительна, на эскапады мужа не обижалась, понимая, что ей выпал жребий быть женой большого музыканта. Творчество композитора супруга высоко ценила, а мужа любила преданно и верно до последнего своего земного мгновения. София была ангелом хранителем композитора, его домоправительницей, его музой. Он нежно любил жену и глубоко уважал ее. Он был популярен. Любовь к его музыке была всенародной, особенно в Австрии, где и простые венцы, и богатые банкиры, и рабочие, и солдаты,- все его музыку знали, на спектаклях всегда был аншлаг, мелодии из его оперетт напевали. Финансовые дела маэстро шли блестяще. Между тем, наступил 1938 год. И произошел аншлюс (гитлеровская Германия присоединила Австрию к третьему рейху). Легар, погруженный в свои музыкальные дела, и не сразу заметил, что многие коллеги уехали за океан, а они с Софией оказались в мрачном мире третьего рейха. Вначале, далекий от политики композитор не очень беспокоился. Его музыку любили и в Америке, и в Китае, и в Германии, и в России. Ему передавали, что он был даже любимым композитором некоторых вождей рейха. Однако вскоре Легар понял, оснований для беспокойства у него больше, чем достаточно. Дело в том, что София была еврейкой. А в Австрии начались гонения на евреев. Их арестовывали, свозили в концентрационные лагеря и уничтожали. Слухи ползли по Вене один страшнее другого, и не было сомнений, что и не слухи это, а самая настоящая страшная правда. И вот однажды Легар был вызван к нацистскому руководству Вены. Перед ним был поставлен вопрос ребром: готов ли он работать на благо новой Германии? И он ответил : Да, я готов. Но тогда мы рекомендуем вам развестись с вашей женой, ибо она еврейка. Так сказали и отпустили. А Легар в полном отчаянии пошел домой, где его ждала встревоженная София.
 

Альберт Геринг: неожиданная помощь

После аншлюса композитору Легару фашистское руководство посоветовало развестись с женой Софией, еврейкой по национальности. Что значило развестись? Это значило обречь Софию на концлагерь, на мучительную смерть в газовой камере. Легар не был борцом, не был героем. Он был талантливым композитором, который любил свою жену и не мог ее предать. Ситуация складывалась безвыходная. А помощь пришла неожиданно. Друзья помогли встретиться с Альбертом Герингом, братом Германа Геринга, одного из главных вождей рейха, ответственного за создание концентрационных лагерей. Альберт Геринг, в отличии от брата, фашизм ненавидел и своих взглядов не скрывал. Вскоре после аншлюса Австрии нацистские штурмовики выставили в витрине одного из магазинов Вены 80-летнюю женщину с табличкой на груди: Я грязная жидовка. Альберт Геринг, увидев, каким унижениям подвергается несчастная старуха, растолкал глумившуюся толпу и спас женщину. Он спас также своего врача, Макса Вольфа, который вместо концлагеря Дахау был отправлен на специальном поезде в нейтральную Швейцарию. Всего в списке спасенных Альбертом жертв нацизма было более тридцати человек. И София Легар была спасена. Благодаря хлопотам Альберта Геринга, она получила звание почетная арийка, что и спасло ее от концлагеря. Кстати, после окончания войны Альберт Геринг был арестован и пробыл в американской тюрьме два года. Никто из спасенных им людей не попытался заступиться за него. В том числе и Легар, - говорит Хильда и добавляет, - что ж, он не был героем, он не был идеальным человеком. И все же будем снисходительны к маэстро. Ведь неизвестно, как бы мы повели себя на его месте. Но он оставил нам столько прекрасных мелодий. А его Розовый вальс вообще, по-моему, одна из прекраснейших мелодий, когда-либо созданных музыкантом. Быть добрее и снисходительнее это второй урок жить счастливо.
А Йозеф замечает: Кстати, свою виллу Легар подарил городу, любимому Бад-Ишлю. А ежегодные Легаровские фестивали, которые привлекают десятки тысяч туристов, - украшение культурной жизни Австрии и доход в казну города.

Озерный край в Альпах

 Вид ХальштаттаБад-Ишль является центром района, украшением которого служат великолепные озера, одни из самых чистых и красивых во всей Австрии. Полюбоваться ими приезжают тысячи туристов. Глубина их достигает 200 метров, а вода прогревается до +18..+19C. По берегам озёр разбросаны маленькие городки с древней историей и памятниками архитектуры. По совету друзей в этом году мы посетили один из них, Хальштатт. Среди горного альпийского массива Дахштайн, высота которого достигает двух и более километров, в голубой долине в лучах солнца сверкает озерная гладь озера Хальштаттерзее. Скользят по ней прогулочные лодочки, степенно плывут белоснежные лебеди. Кораблик перевозит прибывших туристов с одного берега, где находится маленькая железнодорожная станция, на другой, где у самой кромки воды примостился, крошечный городок. Девятьсот жителей городка радушно встречают гостей. Ежедневно в городке находятся свыше двух тысяч туристов из разных стран мира. Туристы влюбляются в Хальштатт с первого взгляда. Жители создают такую атмосферу, что чувствуешь себя здесь желанным гостем. Каждый домик утопает в цветах, ни соринки, ни пылинки. Фуникулер отвезет на одну из вершин, откуда откроется захватывающая дух панорама Альп. Пешеходные тропы, проложенные по самым живописным районам окрестных гор, приведут вас к горным озерам, вдоль живописных ручьев вы пройдете по изумрудным лугам, полюбуетесь водопадами, альпийскими цветами, загляните в загадочные пещеры.

Соль земли

Весь регион охраняется ЮНЕСКО как уникальное культурное наследие. Одной из причин этого - наличие соляных копий. Соль здесь добывали уже в 5 тысячелетии до н. э. и добывают до сих пор. На соли основывалось богатство местного населения, которое торговало и с Балтикой, и со странами Средиземноморья. Целая культурная эпоха была названа по имени этого маленького городка хальштаттской. Гостям городка предлагается уникальная экскурсия, целая научная экспедиция на самые древние в Европе соляные шахты. Мы стали членами такой экспедиции. Вглубь земли нас отправили старинным шахтерским способом мы съехали по желобу, который унес нас в одну из выработанных шахт. И там, в свете мерцающих светильников, гид, свободно говорящий на всех европейских языках, нам поведал о таинственном королевстве Норикум, столицей которого и был Хальштатт (в переводе соляной город). Богатство королевства зиждилось на добыче каменной соли. В глубинах земли древние горняки высекали породу, содержавшую соль. Этим занимались мужчины. Женщины по деревянным лестницам поднимали наверх добытую соляную руду. Дети несли зажженные факелы, освещая путь. Затем соль из каменных объятий вымывали, раствор выпаривали, и только после этого она была готова к отправке в разные уголки Европы. Ученые изучили шахты, обрели множество уникальных находок. Так, в одной из шахт была обнаружена деревянная лестница, самая древняя в мире. В соляном окружении она прекрасно сохранилась. Лестницу разобрали, перевезли в научный центр Вены, где ученые тщательным образом изучили каждый квадратный сантиметр находки. На ступеньках были обнаружены фрагменты кожаной обуви древних рудокопов, частички шерстяной ткани, из которой была изготовлена их одежда. Лестницу привезли обратно и поместили туда, где она была найдена. Ее нам показали как особенно ценный экспонат. О многом поведала ученым древняя лестница из Хальштатта. И участникам экскурсии-экспедиции рассказали о научных открытиях эмоционально и красочно. За время путешествия было показано несколько шоу с использованием голограмм и лазерных лучей, музыкальное сопровождение и комментарии гида сделали путешествие на соляные копи незабываемым. На прощание всем подарили по баночке, наполненной солью. И выражение соль земли для нас наполнилось вкусом, бело-красным цветом горной породы, звуками удара кирки о стены шахты, которыми древние шахтеры отсекали породу, чтобы потом извлечь из нее соль.


Оригинал и копия

Оригинал и копия всегда
Сражаются за право выживания!
Как много копий!

 

В центра ХальштаттаТак сказал поэт, имея в виду копии в мире изобразительного искусства. Создавались копии Рафаэля и Леонардо,Венеры Милосской. А вот построить копию города, не просто по похожему проекту, а точь-в-точь,- это никому до недавнего времени и в голову не приходило. Но вот однажды пришло. Вначале жители Хальштатта ничего не заподозрили. Туристов их городок посещает множество. Все снимают видео, фотографируют красавец-городок. Но эти туристы из Китая не только фотографировали, но, где это было возможно, тщательно измеряли ширину улочек и их длину, высоту зданий и т.д. Однажды один из постояльцев респектабельного отеля Херитач, житель Поднебесной, проговорился. Оказалось, что в Китае в южной провинции Гуандун строится точная копия Хальштатта. Чтобы воссоздать озеро Хальштаттзее, по берегам которого расположен австрийский городок, китайцы даже изменили ландшафт выбранной местности. Создание городка спонсировал китайский миллиардер, вложивший в проект 940 миллионов долларов США. Нам неизвестно, когда именно тот миллиардер побывал в Хальштатте, почему был так пленен городком. Но работа на китайских берегах закипела, и городок был построен. Наш приятель Эрнст, который служит в полиции города, рассказал, что вначале хальштаттцы были огорчены тем, что их мнения о городе-двойнике никто не спросил. Но китайцы резонно ответили, что и законов таких нет: ведь тот, кто рисует копию Моны Лизы, неВид Хальштаттзее сверху запрашивает Лувр о разрешении. В гуандунский Хальштатт хлынули толпы туристов. Но вскоре китайские путешественники пришли к выводу: как бы ни был красив городок-двойник, оригинал есть оригинал. И теперь китайские туристы группами и поодиночке приезжают в Австрию главным образом для того, чтобы хотя бы на пару часов оказаться в настоящем Хальштатте. Эрнст рассказал: Мы успели этих туристов полюбить. Во-первых, они очень организованы и вежливы. Они не скупятся на чаевые в ресторанах и отелях. Китайцы очень законопослушны. За многие годы ни одного криминального случая. Они очень бережны к нашей природе. С их приездом многие хальштаттцы получили работу в отелях, гостевых домиках, на объектах туризма. Мы уже смирились и с существованием города-двойника. Ведь оказалось, что китайцы создали живую рекламу Хальштатту за свой счет. - А вам не скучно жить в таком маленьком городке? - спрашиваю я Эрнста. Он отвечает с улыбкой: Что вы, мы любим свой городок, свою семью, свою работу. И еще любим свою землю: озера, горы, леса. Самая красивая страна в мире это моя Австрия.
Искусством жить счастливо хальштаттцы владеют вполне. Как и нам овладеть этим искусством? Может быть, еще раз приехать в Зальцкаммергут?

 

   В гостях у музы Клио

 

Идалион: город, рожденный солнцем

Часть первая


Мария Хаджикоста

Впервые я побывала в поселке Дали ранней весной 2005 года. Во время поездки по Кипру у нас сломалась машина. На окраине поселка со звучным именем Дали мы увидели указатель: Ремонтная мастерская. Добрались до нее, мастер осмотрел машину и сказал: Через пару часов все будет в порядке. А вы пока погуляйте. Сын пошутил: Как ваше село интересно называется Дали. Уж не в честь ли Сальвадора Дали? - Мастер удивился: Какой-такой Сальвадор? Дали потому что раньше это место было большим городом Идалионом. Между прочим, это был греческий город, а сейчас там археологи работают, много чего нашли. Для любого историка такие слова как призывный клич. Мы тотчас же отправились в поселок. Его расположение замечательно: два зеленых холма высятся над цветущей долиной. Рощи олив и гранатовых деревьев, поля зеленеющей пшеницы, островки агав, кактусов. Весеннее разнотравье, душистое и цветущее. Воистину, зеленый рай. Поселок небедный, видно, люди живут зажиточно. Школа, храмы, отделения банков, бутики Мы поднялись на один из двух холмов. Дух захватило: живописная долина , окаймленная предгорьями Троодоса, была прекрасна. Группа археологов, склонившись к земле, работала сосредоточенно. Руководила женщина, темноволосая, плотная, она отдавала указания и что-то разъясняла звучным контральто. Мы с огромным интересом наблюдали, как под осторожными руками археологов обнажалась городская стена и стена древнего дворца. Мощная кладка отполированных камней свидетельствовала о мастерстве древних кипрских строителей. Вскоре в работе был сделан перерыв. Тут мы осмелились задать ученым несколько вопросов. Вот тогда и узнали, что Идалион древнее царство Кипра. Раскопки велись здесь иностранными учеными и просто охотниками за сокровищами многие десятилетия. Замечательные экспонаты, найденные в Идалионе , хранятся в Лувре, Париже, Нью-Йорке, Стокгольме, Москве. Нынешние раскопки ведутся под руководством ведущего кипрского ученого Марии Хаджикоста. На нее мы и обратили внимание. А помогают ей многие люди. Словно в подтверждение слов археологов, подъехал местный фермер, привез фрукты, стал угощать ученых. Мария Хаджикосту сказала: Я мечтаю, чтобы здесь, в Дали, был организован музей, чтобы жители села и их гости узнали об истории своей родной земли. Приезжайте года через два, думаю, музей уже будет работать.

Музей. Зинос Лампис

 Музей древнего ИдалионаМария Хаджикоста оказалась права: в 2008 году Музей древнего Идалиона был открыт. Но не довелось нам побывать на открытии музея. Все было как-то недосуг. За эти годы мы побывали в Лувре и Британском музее, в берлинском музее Пергамона и музее античного искусства Мюнхена. Всюду я стремилась увидеть кипрские древности. Многие из них были из Идалиона. А недавно мы вновь побывали в поселке Дали, на этот раз целенаправленно, чтобы увидеть музей древнего Идалиона. Музеи Кипра моя слабость. Стараюсь посещать их как можно чаще, не пропускаю интересные выставки. Некоторое время довелось и поработать на музейной ниве в Ларнаке. Радуюсь, что музейное дело развивается на Кипре весьма успешно. Есть несколько музеев вполне сопоставимых по оформлению и оснащенности с музеями европейскими. Таким музеем и оказался музей в Дали. Нас любезно встретили сотрудники, провели в первый зал, вручили буклет с информацией, на английском языке дали краткие пояснения. И далее нам был показан фильм об истории Идалиона. Фильм прекрасный, красочный, информативный. Он стал хорошим вступлением к знакомству с экспозицией. Одного из сотрудников, смотрителя экспозиции, звали Зиносом Ламписом. Вы знаете, я не ученый, простой смотритель. Но как только начал работать здесь, я стал пленником Идалиона. Читаю все, что только можно найти по античной истории Кипра, материалы раскопок Идалиона изучил, так полюбил этот античный город, - признался наш провожатый. Подлинный энтузиаст, Зинон взялся нам рассказать о самых интересных экспонатах, хотя в его функции смотрителя это вовсе не входило. Мы задали вопрос о названии Идалион и услышали интересную легенду.

Рассказ Зиноса Ламписа. Легенда

Его звали Халканор, и был он сыном греческого царя, правившего в славном кипрском городе Саламисе. на Кипре. Юноша был потомком знаменитого Тевкра, основателя царей Саламиса, гордился предком и мечтал стать царем. Но не о смерти отца он мечтал, чтобы наследовать трон. Он мечтал о своем царстве. И однажды обратился к отцу с просьбой: Выдели мне надел кипрской земли, где я построю свой город и буду им править. Ну что ж, - сказал отец,- собирай преданных тебе друзей, лучших юношей Саламиса. Седлайте коней, и в ночь отправляйтесь в путь. Там, где вас застанет первый луч восходящего солнца - останавливайтесь. Это и будет место, откуда пойдет твое царство. Но почему же в ночь, отец?, - недоуменно спросил царевич. Тебе ли бояться темноты, не потомок ли ты славного Тевкра, героя Троянской войны, брата великого воина Аякса?! - сказал повелитель Саламиса. Вечером отряд храбрых юношей во главе с Халканором отправился в неизвестный путь. Всю ночь они двигались на юг. И вот засветлела полоска неба на востоке, разлилась молодая заря. И, наконец, блеснул первый луч солнца. Здесь солнце ( εδώ ο ήλιος), - воскликнул Халканор. Да так радостно, так звонко, что его товарищи стали повторять его слова. Ликующий клич огласил долину. Потом часто жители основанного Халкинором города вспоминали эту историю, а свой город назвали Идалион. Конечно, это легенда. Но ученые к легендам относятся внимательно. Ведь часто именно в форме легенды, мифа до нас доходят самые существенные реальные события, пусть прикрашенные фантазией народа. Главная идея этой легенды: Идалион был основан греками-ахейцами.

О чем поведали находки

В зале  музеяПрекрасный древний скифос ( древнегреческая керамическая чаша для питья на низкой ножке с двумя горизонтально расположенными ручкам) из белый глины - свидетель тех давних лет. Его изготовление ученые датируют 12 в. до Р.Х. Это работа аттических мастеров. Примеры других керамических изделий из Аттики (юго-восточная область Центральной Греции) мы также можем видеть в галереях музея. Они свидетельствуют о греческом присутствии на этой земле.
А вот первое письменное свидетельство об Идалионе я увидела далеко от кипрских берегов, в ассирийском зале Британского музея. Там хранятся знаменитые Анналы Асархаддона (таблички-хроники). Асархаддон - жестокий ассирийский владыка 7 в. до Р.Х. - описывает свои победы , В этих Анналах записано следующее: Царь Тира (финикийского города, чьей колонией был предшественник Ларнаки древний Китион) Баал I, царь Иудеии Манасия, цари кипрских городов: Акестор (Идалия), Пилагор (Хитра), Дамис (Китий), Етеандр (Пафа), Адмит (Тамис)( и далее всего 22 царя Сирии и Кипра) выразили покорность мне, величайшему из земныхцарей Асархаддону и поспешили принести дань. В надписях угадываются названия кипрских городов царств: Идалиона, Хитры (Китрея), Китиона, Пафоса, Тамасоса. Узнаем также, что в городах было демократическое устройство. То есть царь свои решения принимал по согласованию с народным собранием. Узнали мы и имя царя Идалиона , которого звали Акестор. Интересно, что эти Анналы вдохновили замечательного русского поэта Валерия Брюсова, который поэтически изложил их текст на русском языке:

Я вождь земных царей и царь Асархаддон,
Владыки и вожди , вам говорю я: Горе!
Кто превзойдет меня? Кто будет равен мне?
Деянья всех людей , как тень в безумном сне ...

Мечта о подвигах как детская забава
Я исчерпал до дна тебя , земная слава !
И вот стою один величьем упоён ,
Я , вождь земных царей и царь, - Асархаддон!

Идалийская улыбка

Итак, жители Идалиона были покорены ассирийцами и платили им дань. Но идалийцы продолжали поклоняться своим богам, сохранили свою культуру, язык и искусство. Специалисты даже считают, что в Идалионе была своя художественная школа, известная не только на Кипрее , но и за его приделами. Интересно, что первым археологом, который стал изучать древний Идалион был немецкий ученый Макс Онефальш-Рихтер. Он обнаружил святилище Афродиты, которое можно было условно поделить на три части: храм, где на жертвенниках сжигались подношения богине, жилища жрецов и храмовый двор, в котором выставлялись многочисленные вотивные фигурки. Со временем фигурок становилось так много, что жрецам негде было размещать новые подношения. Дары богине считались священными объектами и, чтобы избежать осквернения, время от времени статуэтки собирались в кучу и закапывались на территории храма. Таким образом, в идалионском святилище сохранилось множество статуэток из камня и керамики (иногда достигающих высоты человеческого роста!), созданных в различные эпохи: от древних архаических изображений, до более поздних работ эллинистического периода. Эти фигурки ныне хранятся во многих музеях мира, в том числе и в музее Идалиона. Есть одна общая черта, которая объединяет их. Это улыбка на изображенных лицах. У всех керамических и каменных персонажей на лицах неуловимая, едва заметная улыбка. Она полна таинственности и загадочности. Словно предки идалионцев что-то знали, хранили тайну, которую мы уже никогда не узнаем. Некоторые специалисты находят нечто общее идалийской улыбки с улыбкой Джоконды. Придите в музей, посмотрите и сделайте свои выводы.

 

Идалион город, рожденный солнцем

Часть вторая

Онасилус, сын Онасикипроса

Это было в конце семидесятых годов 5 в. до Р.Х. на острове Кипр. В храме Афины Идалийской на акрополе царства Идалион собрались горожане. На возвышении сидел царь Идалиона Стасикипрос. Люди были встревожены. Царь призывал их не предаваться панике, уповать на мудрость богини. Афина, пресветлая и премудрая, не оставит свой город, она обязательно поможет им в битве. А битва неизбежна. К городу движутся полчища врагов. Это персы, которые давно мечтали покорить Кипрские земли. Они осадили Пафос, не пощадили храмы пеннорожденной Афродиты. Идалион в опасности. Ведь у персов, иноземных захватчиков, нашлись союзники на Кипре. Это финикийцы, которые давно правят в соседнем царстве Китион. Жители Идалиона принесли с собой амфоры с вином, которое жрицы возливали на алтарь богини. В это время во дворе святилища готовили к закланию молодую телочку, чьи рога были покрыты золотой краской. Идалийские воины прикрепляли жертвенные копья и щиты на священную оливу, росшую при храме. В храмовой двор вошел мужчина в сопровождении многочисленных родственников. Это был известный врач Онасилус. Его способности исцелять самые тяжелые болезни и раны были замечательны. Собравшиеся расступились, уважительно приветствуя вошедших. Все знали, предстоит бой, и, конечно, много будет убитых, еще больше раненых. Жители это предвидели, и поэтому пригласили Онасилуса, чтобы сделать ему предложение. Царь Идалиона был готов из своих земель выделить врачу немалый участок земли, если он пообещает лечить раненых на поле боя, из городской казны горожане готовы предложить серебряный слиток, если вдруг, доктор отказался бы от земли. Онисилус ответил согласием, ему хотелось быть полезным своему народу, да и то, что предложение сделал царь, льстило его самолюбию. Значимость договора была еще и в том, что он был заключен в храме Афины. Этот факт делал выполнение договора безусловным. После обсуждения текст договора царские писцы написали на глиняной табличке и передали граверу, который должен был нанести его на бронзовую пластину. Когда табличка была готова, ее поместили в храме в специальное место, где хранились наиболее важные документы.
 

Бронзовая табличка

То, о чем я рассказала выше, - не миф, и не легенда. События происходили именно так. Но прошло две с половиной тысячи лет, откуда автор знает о том, что происходило в семидесятые годы пятого века до Рождества Христова?! Дело в том, что об этом можно прочитать, ибо текст договора сохранился и находитсянет, не в Идалионе, а в далекой Франции. Как он туда попал? В уже далеком 1850 году крестьянин из деревни Дали обрабатывал свой участок на холме. Во время работы в земле он нашел бронзовую табличку небольших размеров. На ней были нанесены какие-то загадочные знаки. Впоследствии табличка была приобретена французским консулом герцогом Люинским Онорэ д'Альбером. Герцог, будучи человеком образованным, сразу понял, что ему довелось стать владельцем выдающегося памятника культуры. Особенно ценной табличка была еще и потому, что надпись на ней была сделана не на древнегреческом языке, но кипросиллабическим письмом ( слоговая письменность греков острова Кипр, зафиксирована памятниками 8 -5 в.в. до Р.Х). Интересно то, что есть два типа письменности. Первоначальные знаки не расшифрованы до сих пор. Это письмо использовали древние киприоты еще до прихода греков на остров). Герцог Льюинский был к тому же патриотом Франции, и в 1862 году он подарил табличку Французской Национальной библиотеке. Французы очень ревниво охраняют свое сокровище, табличка не выставляется на выставках, ее копии не изготовляются. Но для потомков древних идалионцев они делали исключение. И во Франции была изготовлена абсолютная копия бронзовой таблички , был нанесен текст с обеих сторон, как и на оригинале, затем копия была передана в дар киприотам. Теперь любой посетитель музея древнего Идалиона может увидеть послание из глубины веков и вспомнить добрым словом искусного врача Онасилуса, сына Онасикипроса, царя Идалиона Стасикипроса и всех жителей древнего царства, которые были готовы защитить родную землю в бою. Остается добавить, что копия, хранящаяся в музее Идалиона, - единственная в мире.
 

Финикийский архив

Еще одним уникальным экспонатом музея Идалиона является Архив финикийской администрации. На Кипре это единственный подобный экспонат. Дело в том, что идалионцы не смогли защитить свое царство от захватчиков. В 450 году до Р.Х. финикийцы из Китиона с персидской помощью взяли город Идалион. Шел пятый век до Р.Х., Греко-персидская война была в разгаре. Не доверяя грекам, персы сделали ставку на финикийцев Кипра. Во многом благодаря поддержке финикийцев, Кипр оказался в составе Персидской империи. Финикийцы, будучи ставленниками персов, получили право собирать дань с Идалиона. В городе поселилась финикийская администрация. Расположились финикийцы в огромном дворцовом комплексе, в котором ранее обитали цари Идалиона. В храмах, которые были посвящены греческим богам, стали поклоняться богам финикийским: Астарте, Мелькарту, Ваалу и др. Вся документация велась отныне на финикийском языке. Архив, который был найден археологами, представляет собой ряд керамических табличек. На них нанесены тексты, содержащие перечень налогов, которые должны были идалионцы платить финикийским властям. Состав чернил, которыми сделаны надписи, неизвестен. Но удивительна сохранность. Столь отчетливы письменные знаки, что , кажется, написаны они только что, а не два с половиной тысячелетия назад. Среди продуктов, которые сдавались в качестве налога, фигурирует оливковое масло.
 

У дворцовых стен

Покидаем музей. Несколько минут ходьбы по мощеной дорожке и мы оказываемся у стен дворцового комплекса. Весь комплекс образован внутренними улицами и дворами с хозяйственными постройками. На его территории располагались три крупных пресса для получения оливкового масла и обширные складские помещения. Из этого можно сделать весьма вероятное предположение, что власти обладали исключительным правом контролировать отжим оливкового масла, чтобы взимать налог. Здесь же находилась крепость, которая принадлежала финикийцам. строение датируется V-IV веками до нашей эры. Руины крепости обнаружены совсем недавно, в 2010 году. По мнению ученых, крепостные сооружения использовались для защиты города и проживания солдат. То, что 2500 лет назад хозяевами крепости были финикийцы, подтверждается рядом находок: фрагменты оружия, бронзовый щит и многочисленные финикийские надписи. Ученые считают, что крепость была захвачена финикийцами в середине V столетия до нашей эры и использовалась в течение 150 лет.
 

Идалия, любимица Идалиона

Вообще раскопки в Идалионе дали четкое представление о том, во что верили киприоты античности. Наиболее почитаемыми божествами в городе считались Афина и Афродита. Идалион был важнейшим сакральным центром не только Кипра, но и всей Эллады. Недаром Афине было усвоено наименование Идалийская, Афродиту здесь называли Идалией. Интересно, что это имя за богиней любви и красоты сохранилось, распространилось, и в древнеримской поэзии она выступает именно под этим именем. Известный древнеримский поэт Валерий Кутулл, который стал первым лирическим поэтом древнего Рима, писал, обращаясь к Афродите, что ее чтут многие города, в том числе и святой Идалион: О, рожденная в море синем, всюду чтут, богиня, тебя: и святой Идалий , и Урий плоский. В экспозиции музея есть изображения Афродиты, а также фигурки девушек, приносящих ей дары. Мы уже упоминали храм Афродиты, который находился на западном идалионском холме. У его подножья размещался храм, посвященный юному возлюбленному Афродиты Адонису. Жители Идалиона верили, что именно здесь, в излучине реки Ялис, которая некогда протекала по этой земле, Адонис был заколот вепрем. Этому верили и римские поэты. Так, Секст Проперций писал: Призываю в свидетели ту, которая потеряла на идалийской земле белокожего охотника Адониса, там он погиб. Древние авторы писали, а находки археологов подтвердили, что центральным праздником в Идалионе было почитание Адониса и Афродиты

Тонкое эхо прошлого

Слава Идалиона закатилась внезапно. Археологи предполагают, что в мирную жизнь ворвалась стихия. Землетрясение случилось неожиданно, когда жители во время одного из празднеств возлагали жертвы на алтари своих богов. Жертвоприношения были впоследствии найдены учеными не потревоженными. Это произошло в конце 4 века до Р.Х. В дальнейшем город Идалион потерял былые значение и блеск. Его имя растаяло в глубине столетий. И только тонкое эхо звенит и звенит над зеленой долиной, оливковыми и гранатовыми рощами, которые овеяны памятью тысячелетий и немеркнущим очарованием образа Афродиты-Киприды, избравшей этот земной рай, как писали древние, своим священным приютом. Однажды в Интернете я прочитала поэтические строки о Кипре неведомой мне соотечественницы:

На чужбину, на остров крошечный
Занесло нас судьбой нечаянно.
Остров ласковый, нежный, солнечный,
Но непонятый и неразгаданный.

 

После посещения музея в Дали я вспомнила эти строки. Подумалось: побывать на древней Идалионской земле - это хорошая возможность если не разгадать все тайны Кипра, то хотя бы приблизиться к их разгадке. А еще хочется поблагодарить всех кипрских археологов, которые провели долгие месяцы в экспедициях на идалионских холмах, всех сотрудников музея за их самоотверженный труд. Доктор Мария Хаджикоста заканчивает свою монографию о Идалионе. Пожелаем ей успеха и с нетерпением будем ждать возможность прочитать новые страницы истории древнего Кипра одного из великих центров культуры Средиземноморского мира.

 

 

 



 

Вернуться в начало